Помните, жена предыдущего президента США все время что-то сажала под окнами Белого дома: то петрушку, то кабачки. Mоя подруга Абхилаша такая же. Mуж у нее индийский миллиардер, дома лестничные перила из чистого золота, а она все наровит заняться сельским хозяйством в замке за 60 миллионов фунтов в предместье Лондона.

То козу завела, чтобы соседей молоком угощать, то лужайку у дворца бобовыми засеяла. Уж сколько раз я ей говорила: «Абхилаша, оставь эти колониальные замашки!». А она мне: » Алла, ты от жизни отстала, это новый тренд».

Насчет тренда я была в курсе. Раньше мне некоторые индийские друзья на день рождения изумруды дарили, а теперь пучок редиски в красивой коробке несут, как какую-то драгоценность. Говорят: “Натурпродукт вырастили для тебя, Аллочка, своими ручками”. Лучше бы они своими ручками золотишка мне намыли в реке Ганг. Но что поделать, приходится изображать восторг, чтобы не прослыть ретроградом.

Mуж Абхилаши, Дауд, кстати, со мной полностью солидарен и любовь жены к животноводству, мягко говоря, не поощряет. У него есть на это причины. В прошлом году Абхилаша таки уговорила мужа выделить небольшой загон у стен замка для выращивания поголовья индюшек. Будем, говорит, соседям дарить на день благодарения натуральный мясной продукт, завязывать нужные контакты, зарабатывать расположение чопорной английской аристократии.

Напрасно я ждала мясо на праздник от индийской подруги. Абхилашины индюки, не успев набрать нужный вес, заболели загадочной болезнью. У поилки с чистейшей родниковой водой у них начинала кружиться голова и они падали в оборок прямо в тазик с водой и там захлебывались. Бедная Абхилаша созвала консилиум из лучших ветеринаров. «Есть такая особенность у этой птицы», — констатировали ветеринары. Индюкам мало места, ноги не поспевают развиваться за весом, они падают. Надо расширять площадь загона. Долго ругалась Абхилаша с мужем и победила: Дауд ушел, хлопнув дверью, индюки оккупировали все поместье. Вскоре весь ландшафтный дизайн, который еще оставался после козы, был уничтожен. Что индюки уничтожить не смогли — они обосрали.

Развод в индийских семьях не практикуется, поэтому Абхилаше даже не пришлось долго валяться в ногах у мужа, вымаливая прощение.

— Лучше бы я «Челси» купил, — сказал Дауд, после уплаты всех штрафов за жестокое обращение с животными и нарушение английских законов о памятниках архитектуры.
И вот недавно у подруги обнаружилось новое увлечение.

-Вон, смотри, на дереве сидит, хвост до земли опустил».

Действительно что-то с ветки свисало, я даже испугалась, не змееводством ли подруга занялась.

— Смотри, какой красавец! — шептала Абхилаша. — Индусы верили, что после смерти, душа человека превращается в павлина и уже в этом обличье отправляется в рай.

— А он съедобный? Это же как курица. Ты что, теперь будешь разводить павлинов?

— Mуж не посмел быть против. Это национальный символ Индии, наше божество.

Будда до своего рождения человеком был золотым павлином.

— Ну, если Будда, тогда, конечно. А почему он хвост на раскрывает?

Я дернула за павлиний хвост, пытаясь вырвать красивое перышко на память, но павлин заорал так, что вой собаки Баскервили на болотах показался бы музыкой Вивальди.

Во всей округе залаяли собаки, загудели машины, люди повыбегали из своих замков и стали стрелять из оружия.

— Лучший сторож, — констатировала подруга.

— Ах, Абхилаша, лучше бы ты разводила индийских слонов! Бедный Даур!

Алла Бала

Загрузка...
Загрузка...