Заслуженный тренер России Леонид Киселев – знаковая личность в богатой истории омского хоккея. Именно он в конце 1980-х – начале 1990-х годов за 10 лет работы на посту главного тренера ХК «Авангард» вырастил из заурядной провинциальной команды второй лиги настоящий профессиональный клуб, который вот уже более 20 лет неизменно входит в число грандов российского хоккея

6

Бронзовые медали чемпионата России, выигранные «Авангардом» в 1996 году, стали для сибирской команды первыми наградами такого уровня, завоеванными в остром соперничестве с лучшими клубами страны. И этот результат можно считать феноменальным, поскольку достигнут он был не благодаря, а вопреки всему. В те годы у омской команды и Леонида Киселева не было за душой практически ничего – ни достойного финансирования, ни собственной тренировочной базы, ни даже своего хоккейного дворца. Были лишь преданные болельщики, крепкий сибирский характер, знание своего дела, бесценный опыт тренерской работы, огромное желание показывать высокие результаты и удивительное умение прививать своим единомышленникам и подопечным психологию победителей. Благодаря этому они выходили на лед с горящими глазами, неукротимым желанием бороться и побеждать, мужественно преодолевая сопротивление любого, даже самого титулованного соперника, встающего на пути.

Конечно, в последующее десятилетие, когда Леонида Киселева в результате «подковерных» интриг отправили в отставку, копилка «Авангарда» пополнилась еще и бронзовыми, и серебряными, и даже золотыми медалями чемпионата страны. Правда, тогда в финансовом и материальном плане у омского клуба было уже все, о чем в свои годы прежнему главному тренеру приходилось только мечтать…

Леонид Киселев родился 21 апреля 1947 года в деревне Захламино, расположенной в нескольких километрах от Омска. Со временем миллионный мегаполис поглотил село. Сейчас на этом месте расположен один из микрорайонов – Городок Нефтяников.

Судьбы родителей будущего классика омского хоккея – Георгия Михайловича и Клавдии Степановны – сложились непросто. Отец родился и вырос на севере Омской области, в селе Загваздино Тевризского района. Мать – уроженка села Степное Марьяновского района. К тому времени, когда пара решила пожениться, у Клавдии Степановны уже было двое детей, которых она воспитывала одна после скоропостижной смерти первого мужа. В новом браке появилось еще двое малышей – Геннадий и Леонид.

Однако в этой семье детей никогда не делили на родных и неродных. Старший сводный брат Николай хорошо учился и поэтому стал для маленького Лени в жизни настоящим примером, а сестра Таисия во всем опекала младших братишек.

Семья Киселевых, как и большинство людей в Омске после Великой Отечественной войны, жила небогато. Со временем старший брат и сестра выросли и покинули родительское гнездо. Когда Леонид учился в шестом классе, то из семьи ушел и отец. Несмотря на трудности и лишения, которые ему с мамой пришлось пережить, он никогда не осуждал родителей за то, что они расстались. Считал, что в жизни каждый имеет право выбирать, как жить дальше – вместе или врозь.

Послевоенные годы были голодными. Но люди все равно старались выживать: помогали друг другу чем могли, делились последним. Семью Киселевых выручало домашнее хозяйство. Овощи, выращенные на своем огороде, и приготовленные из них соления Клавдия Степановна продавала на городском рынке.

В то время их дом никогда не пустовал. Леня был душой компании, поэтому мальчишки со всей округи приходили к нему в гости, чтобы вместе сходить на рыбалку, погонять мяч, а еще отведать свежего и вкусного деревенского хлеба, который мама мальчишки пекла в русской печи.

Много лет спустя Леонид Георгиевич с особой теплотой будет вспоминать эти события из своего детства. Всякий раз, когда у него на душе становилось плохо, он стремился побывать в родных местах, посидеть на берегу Иртыша, мысленно вернуться в родительский дом и набраться душевных сил.

Начальную школу маленький Леня Киселев окончил в родном селе. Учиться ему нравилось. В пятый класс Лене пришлось ходить за пять километров в город. Туда и обратно получалась целая «десятка». Хорошая тренировка! Через год подросток увлекся спортом – начал заниматься футболом в команде «Нефтяник».

Азы футбольной науки, которая очень пригодилась ему в будущем, он постигал под руководством первого тренера Анатолия Павловича Жилищикова. В долгие зимние месяцы, когда гонять мяч было негде, на льду небольшого озерка, расположенного рядом с домом, или на Иртыше, он играл с друзьями в хоккей. Специальной спортивной амуниции в те годы еще не было, поэтому играть приходилось клюшками, изготовленными из тальника, а кататься на коньках «снегурках», привязанных к обычным валенкам. Рукавицы-шубенки заменяли хоккейные краги, а из картонных обложек школьных учебников можно было сделать щитки на ноги. В школе Леонид начал занимался еще и лыжными гонками, был лучшим в своем возрасте и несколько раз становился чемпионом Омска.

После окончания средней школы по совету учителя физкультуры Георгия Алексеевича Абраженина Леонид поступил в Омский институт физкультуры. Семь вступительных экзаменов и конкурс – пять человек на одно место – 16-летний паренек из омского пригородного села выдержал с честью. Студенчество стало для Леонида Киселева определяющим в выборе будущей профессии и вида спорта. Он так серьезно увлекся хоккеем, что уже не мыслил себя без него, сохранив преданность этой мужественной игре до последних дней своей жизни.

«Студенческие годы – самые радостные, самые светлые мои годы, – вспоминал Леонид Киселев в своей книге «Судьба моя – хоккей». – В это время я как бы начал осознавать себя, над многим стал задумываться».

Безусловно, атмосфера вуза, беспокойная студенческая жизнь, шумные лекционные аудитории, спортивные залы, знакомство с педагогами и тренерами, воспитавшими многих известных спортсменов, до глубины души покорили сердце молодого парня. Ведь ему тоже хотелось не просто постигать науки, но и обязательно стать настоящим профессионалом.

В середине 1960-х годов в омском институте физкультуры появилась хоккейная команда «Буревестник». Организатором и тренером ее стал преподаватель теории хоккея Марк Исаакович Судат. Леонид Киселев был включен в основной состав без особых проблем. Выступая на позиции крайнего нападающего, он не только превратился в хорошего забивного форварда, но, изучая на практике тактику и стратегию современного хоккея, сделал первые шаги к будущей карьере тренера. У «Буревестника» была короткая, но яркая история. Омские студенты дважды выиграли первенство СССР среди высших учебных заведений, а после этого команда ушла в ведение управления омской железной дороги и получила название «Локомотив». В 1969 году этот коллектив, в котором был и Леонид Киселев, выиграл чемпионат РСФСР в классе «Б» и получил право выступать в классе «А», став после «Каучука» второй хоккейной командой мастеров в Омске.

В те годы хоккей привлекал к себе все больше внимания людей, и не только в Омске, но и в других хоккейных центрах страны. Игроков команд мастеров болельщики узнавали на улице, просили у них автографы, возводили в ранг кумиров. Говорили, что с Леонидом Киселевым даже ректор института всегда здоровался за руку.

Однако известность и первые серьезные успехи не вскружили голову молодому спортсмену, скорее, наоборот, заставили его трудиться еще с большим усердием. Ведь даже не имея возможности регулярно посещать лекции и семинарские занятия в институте, он продолжал учиться на «отлично». Вузовскую программу постигал самостоятельно по свободному расписанию, упорно штудируя учебную литературу в коротких промежутках между напряженными тренировками и регулярными матчами чемпионатов страны.

 

Хоккей был смыслом и делом его жизни и после окончания института физкультуры. Диплом с отличием, ставший наградой молодому специалисту за его труд, должен был пригодиться в будущем, но в 1972 году после очередной травмы на игровой карьере Леонида Георгиевича пришлось поставить жирный крест.

Правда, до этого момента в его жизни произошло много других событий: призыв в армию, курс молодого бойца, спортивная рота, выступление за новосибирский СКА, знакомство и дружба со звездой советского хоккея – Валерием Харламовым. В конце службы он получил заманчивое предложение – остаться в армейском спорте. Кто знает, возможно, что дальше был бы московский ЦСКА или другой ведущий клуб страны. Но Киселев вернулся в родной город и в родной «Локомотив», где был лидером и хотел им оставаться. Совсем скоро серьезные разногласия с тренером и очередная травма заставили его уйти из команды. В эти годы он познакомился с девушкой по имени Ольга, влюбился в нее и предложил ей руку и сердце. Позже в молодой семье появился малыш – сын Илья.

В 1972 году, повесив коньки на гвоздь, Леонид Киселев пошел работать слесарем на нефтезавод. Но через несколько месяцев понял, что это не его дело, и поменял спецовку на спортивный костюм преподавателя кафедры физвоспитания Сибирского автодорожного института. В вузе молодого энергичного педагога не могли не заметить комсомольские лидеры. На общественных началах он был членом профкома и комитета комсомола, а еще тренировал футбольную команду. Далее последовало приглашение на работу в Омский горком комсомола, которому он отдал четыре с половиной года. Но все-таки Леонид Киселев вернулся в свою стихию, ведь спорт привлекал его значительно больше, чем должность комсомольского функционера. Он случайно узнал через знакомых, что в хоккейной команде города-порта Ванино нет тренера, съездил туда на разведку и после принял решение в очередной раз круто изменить свою жизнь.

Работа главным тренером в Ванине дала Леониду Киселеву понимание истинной сложности этой профессии. Именно в этот период своей жизни он начал формироваться, как настоящий профессионал.

После возвращения в Омск его приняли на работу начальником футбольной команды «Иртыш». Человек, занимающий эту должность, должен был отвечать за многое. Он научился находить деньги, обеспечивая стабильное финансовое содержание коллектива, «выбивать» для игроков квартиры, автомобили и многое другое. А ведь надо было еще «работать» с судьями. Внутренние противоречия на этот счет терзали Леонида Киселева больше всего. Он считал, что в жизни, и в спорте в том числе, все должно быть по-честному. Но из футбольной команды ушел не только поэтому. Появилась возможность поступить в Высшую школу тренеров. И он использовал шанс снова вернуться в хоккей.

В Москве сокровенные премудрости тренерской науки Леонид Киселев постигал под руководством таких легендарных и непререкаемых хоккейных мэтров, как Анатолий Владимирович Тарасов, Аркадий Иванович Чернышев и Николай Иванович Карпов. Все хватал на лету, старался вникнуть в самые мелочи профессии. Практику проходил в киевском «Соколе» у Анатолия Васильевича Богданова. Годы учебы не прошли даром. В Омск он хотел вернуться готовым к серьезной работе в «Авангарде». Но по неизвестным причинам в предоставлении работы в родном городе дипломированному специалисту ВШТ было отказано.

Пришлось ехать в Барнаул и принимать «Мотор». Три сезона работы на Алтае стали для Киселева хорошей проверкой на прочность. Он начал формироваться как тренер, использовал не только знания хоккейной науки, но и свои собственные подходы к тренировочному процессу, игровой дисциплине, созданию психологической атмосферы в коллективе. В первый же сезон «Мотор» занял второе место в лиге, вернувшись в число ведущих сибирских клубов. В последующие два – также находился среди лидеров.

В 1987 году тренера Леонида Киселева вернули в Омск, чтобы он принял вылетевший из первой лиги «Авангард». Успешные результаты трехлетней работы в Барнауле все-таки сделали свое дело. До омских спортивных функционеров наконец-то дошло: зачем где-то искать тренера с дипломом ВШТ, когда есть свой доморощенный, опытный и преданный родному городу специалист.

За создание «команды мечты» Леонид Георгиевич взялся с огромным желанием, начал «строить» ее буквально по «кирпичику». Быстро нашел единомышленников в лице Станислава Первушина, Юрия Синюгина и Владимира Шевченко, которые вошли в тренерский штаб. Наладил взаимоотношения с кураторами – профсоюзным комитетом завода имени Октябрьской революции, на баланс которого хоккейный клуб был передан еще в 1981 году. Нашел и попросил вернуться домой всех омских игроков, выступавших в командах Новосибирска, Усть-Каменогорска, Ижевска и Тюмени. Также пригласил в свою команду целую группу молодых хоккеистов.

Конечно же, в то время он прекрасно понимал, что работает исключительно на перспективу. К высоким результатам надо двигаться поступательно, методично закладывая фундамент физической подготовки, наигрывая боеспособный состав. В то время в команде появилась ударное звено форвардов Игорь Жилинский – Сергей Елаков – Эдуард Поляков, несколько сезонов буквально наводившее ужас на оборону и вратарей соперников. Он подбирал игроков, как сейчас любят говорить, точечно, укрепляя тройки нападающих и пары защитников не только опытными и проверенными хоккейными бойцами, но и молодыми талантливыми новобранцами. Природное дарование многих из них до Киселева никто почему-то разглядеть так и не смог. А вот у него получалось открывать на хоккейном небосклоне все новые и новые имена. Это он привез в 1994 году в Омск из Киева молодого и подающего надежды голкипера Александра Вьюхина, сделав его звездой первой величины.

Взлет «Авангарда» был стремительным. В конце 1980-х – начале 1990-х годов команда породила в городе на Иртыше настоящий хоккейный бум. Всего за четыре сезона она проделала путь от неудачников второй лиги до 12-го клуба высшей. Трибуны спортивно-концертного комплекса «Иртыш», вмещающие 5300 человек, ломились от зрителей, желающих посмотреть на игру своих любимцев. Клуб не останавливался на достигнутом, несмотря на трудные в финансовом плане времена. «Авангард» продолжал движение вперед, покоряя своей результативной игрой сердца омских болельщиков.

В те годы Леониду Киселеву пришлось заботиться не только о выполнении обязанностей главного тренера, но и брать на себя ответственность и за материальное положение «Авангарда». Кто знает, каких бы высот сумела достичь его «команда мечты», если бы он занимался исключительно только хоккеем. Времена, к сожалению, не выбирают. В начале 1990-х годов были моменты, когда омский клуб находился на грани снятия с чемпионата России.

Создание по инициативе Киселева коммерческих структур – хозрасчетного клуба «Авангард», а затем Сибирской спортивной корпорации в какой-то степени помогали решать финансовые проблемы. Приходилось торговать водкой, нефтепродуктами, стиральными машинами, сгущенкой, маслом, другими продуктами питания и массового спроса только для того, чтобы команда могла жить полноценной жизнью и уверенно выступать в чемпионате страны. Устойчивое финансирование клубу не гарантировало даже включение его затрат в областной бюджет. Многомесячные задержки заработной платы игрокам, тренерскому коллективу, обслуживающему персоналу были в те годы скорее правилом, чем исключением из них. Не раз и не два Леонид Киселев в отчаянии порывался все бросить и уехать работать в другой город. Заманчивых предложений было много, но он так и не решился оставить родной город, клуб, бросить на произвол судьбы игроков, поверивших ему и приехавших Омск.

Несмотря ни на что, «Авангард», ведомый Киселевым, все равно целенаправленно и настойчиво продвигался вперед. Главному тренеру хотелось, чтобы его команда была не только «грозой авторитетов», а чем-то значительно больше. Он постоянно думал о будущем: создал фарм-клуб, открыл специализированную детскую школу. В те годы журналисты московских спортивных изданий, наперебой писавшие об омском хоккейном феномене под названием «Авангард», в шутку окрестили «Омск – городом развитого хоккейного социализма».

В 1996 году впервые в своей истории «Авангард» завоевал бронзовые медали чемпионата МХЛ. Эта великолепная вершина стала в тренерской карьере Леонида Киселева самой яркой.

Десять лет спустя в одном из интервью Леонид Георгиевич вспоминал о годах своей работы в «Авангарде» и о том, как началась омская история крупных побед в большом хоккее. Процесс становления команды был связан с омскими хоккеистами, играющими в других клубах высшей лиги. Их попытались вернуть в Омск. Здесь клубу навстречу пошли властные структуры, которые помогали с жильем для игроков. Кроме того, удалось договориться с военными, чтобы хоккеисты могли проходить службу в Омске. Была сделана попытка соединить все социальные условия, чтобы человек мог жить, учиться здесь, отслужить в армии, жениться.

Главной задачей тогда было «прикрепить» ребят к омской земле. Киселеву удалось создать добротный, боеспособный коллектив, объединенный одной целью. Не было денег, но зато была Команда с большой буквы. Люди были «заражены» высокой идеей, благодаря которой и была завоевана «бронза».

 На бронзовые медали, кроме «Авангарда», претендовал также и уфимский «Салават Юлаев». После завершения сезона турнирные показатели этих команд оказались совершенно одинаковыми. А в регламенте чемпионата МХЛ не было прописано, как определять лучшую команду, занявшую 3-е место, при абсолютном равенстве всех показателей. Проводящий комитет лиги был в недоумении: кому присуждать эти награды?

Судьба «бронзы» решилась на совещании у Роберта Черенкова, руководившего тогда лигой. Во время разговора Леонид Киселев внес предложение о том, что если в регламенте эта ситуация никак не прописана, то будет справедливо вручить медали обеим командам. Тогда уфимцы очень хотели выступить в Кубке Шпенглера. Право на это давало третье место чемпионата МХЛ. Омск из-за отсутствия денег на игры за рубежом не претендовал. Поэтому предложение о вручении двух комплектов медалей не вызвало особых разногласий.

В следующем сезоне «Авангард» уже не так блистал результативной игрой, как прежде, заняв в чемпионате МХЛ 6-е место. А в октябре 1997 года с формулировкой «по состоянию здоровья» Леонид Киселев покинул пост главного тренера, которому отдал десять лет своей жизни. Тогда многие понимали, что дело не в здоровье или в снижении спортивных результатов. По слухам, после одного из обидных проигрышей на льду домашней арены СКК «Иртыш» Леонид Георгиевич в запальчивости бросил ироничную фразу: «Хромую лошадь на дистанцию не выпускают». Буквально на следующий день она была напечатана в одной из омских газет. Совсем скоро номер издания с публикацией попал и на стол главного омского болельщика – губернатора Леонида Полежаева. Недоброжелателей в высоких кабинетах у самобытного тренера оказалось слишком много. Несмотря на личные извинения, Леониду Киселеву эмоциональной двусмысленной тирады так и не простили.

Благодаря Леониду Киселеву в Омске впервые почувствовали вкус настоящих побед. После его ухода из «Авангарда» жизнь хоккейного клуба изменилась в лучшую сторону. Видимо, надо было «принести в жертву» талантливого тренера, потратившего десять лет своей жизни, массу физических сил и кучу нервов, чтобы наверху наконец-то поняли, что хоккей – это захватывающее зрелище, привлекающее к себе внимание тысяч самых разных людей, что это спорт мужественных и смелых, который может помочь решить множество острых социальных проблем в жизни миллионного города.

Спустя год, воспользовавшись передышкой в департаменте спорта Омска, Леонид Киселёв вновь встал на капитанский мостик теперь уже череповецкой «Северстали», затем работал в новосибирской «Сибири», выступавшей в первой лиге. С ней он собирался штурмовать высший хоккейный свет России – суперлигу. По итогам первого сезона сибиряки сумели занять третье место, пропустив вперед лишь московские клубы «Спартак» и «Крылья Советов». Сначала работу омского тренера признали удовлетворительной, но потом неожиданно расторгли с ним контракт.

Новосибирские события Леонид Киселев переживал страшно. Начались проблемы со здоровьем. Когда пришел в себя, он поехал в пермский «Молот», работать генеральным менеджером. Снова пригласили на должность главного тренера на этот раз в нижнекамский «Нефтехимик». Потом было минское «Динамо», кемеровская «Энергия», а затем екатеринбургский «Автомобилист». Он как будто снова искал свою команду, где ему будут доверять, где ему будет комфортно. Но безуспешно. Любовь к родному городу и омской команде всегда брала верх. Он был однолюбом во всем: одна семья, один город, одна команда.

Вернувшись домой, его ждало еще одно разочарование – в родном клубе его не желали видеть. Он был готов работать даже гардеробщиком. Леонид Георгиевич даже предлагал консультировать клуб бесплатно, но в ответ звучало: «Подумаем, посмотрим, подожди». Киселев полный сил, энергии, а главное столь уникальных знаний, которые хотелось передать подрастающему поколению игроков и тренеров ждать не мог.

В ответ на искусственно создаваемые препятствия он не ушел из профессии. Каждое утро начинал с изучения хоккейных новостей, был в курсе всех событий – назначений и отставок тренеров, переходов игроков, изменений в регламенте, закулисных скандалов. Его интересовало всё, что хоть как-то было связано с хоккеем. С особым рвением взялся за создание академии хоккея в Омской области.

Работая скаутом КХЛ он знал всех игроков лиги, включая даже тех, кто только-только вышел из «молодёжки» и «засветился» в командах мастеров. Леонид Георгиевич с лёгкостью мог предсказать развитие событий в любом российском клубе. Он знал хоккей изнутри до мелочей. Жил его проблемами – переживал неудачи и радовался победам. Он был настоящим романтиком омского хоккея, верящим в свою путеводную звезду, а через годы упорного труда стал его классиком. 

Заслуженный тренер России, кавалер Ордена Почета Леонид Георгиевич Киселев умер 5 августа 2014 года.

Хоккейный клуб «Авангард» учредил приз имени Леонида Киселева лучшему хоккеисту сезона в составе первой, молодежной и детско-юношеских команд клуба.

Спортивный комплекс в омском микрорайоне Тополиный также получил имя легендарного тренера.

 

 

Загрузка...
Загрузка...