Жили-были две подружки Маша и Наташа.

Маша по молодости была девушка романтичная, но с принципами, добрая, но гордая, с хорошей фигурой, но любила русскую литературу. Как-то у Булгакова она вычитала фразу о том, что не надо ничего ни у кого просить, в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут.

«Очень удобная позиция», — подумала Маша и сделала эту фразу своим жизненным кредо. Стала ждать. Сказать честно, поначалу Маше действительно кое-что перепадало: цветы на свидании, ужин в ресторане от ухажеров, Вениамин Петрович на работе. Начальник подмигивал наверное с месяц, и даже в качестве жеста доброй воли сделал из бухгалтера Маши старшего бухгалтера Марию, а мог бы и главного бухгалтера Марию Игоревну в обмен на молодое тело. Но Маша все прислушивалась, не скачет ли белый конь с принцем и с полцарством впридачу.

Замуж Маша вышла по любви. Mуж на свадьбу подарил кольцо из белого золота, на этом подарки судьбы закончились.

Шли годы и вот уже Маше за тридцать, а никто ничего не предлагает: ни карьерного роста, ни финансовой независимости, ни улучшения жилищных условий. Только секс еще иногда предлагали, да и то, чисто для здоровья. Маша поняла, что скоро и это перестанут предлагать, и стала сомневаться, так ли уж прав был Булгаков, разбрасываясь красивыми фразами.

У подруги Маши — Наташи, скромного риэлтора в отделе недвижимости, над рабочим столом висел плакат, популярный в 90-е: лягушка сжимает горло цапле, чтобы та не сожрала ее. У Наташи было другое жизненное кредо: не надо ждать милости от природы, твоя задача прийти и взять все самой. Замуж Наташа вышла за жулика и бандюгана из расчета, что скоро его убьют и все деньги достанутся ей. Mужа убили, но выяснилось, что хитрый бандюган успел все оформить на маму. Свекровь показала Наташе дулю и выдвинула условие: деньги достанутся внукам, но после ее смерти и при условии, что внуки будут жить с ней. Наташа проплакала всю ночь, а утром привела свекрови детей. Как она думала, ради их же блага.

Вскоре у Наташи появился новый ухажер — какой-то чиновник из департамента здравоохранения, а у свекрови новый диагноз — прогрессирующая деменция. Соседи говорили, она очень кричала, умоляла не забирать ее в психо-неврологический диспансер. Но Наташа была непреклонна. Больше свекрови никто не видел, а в ее сталинку в престижном районе вскоре переехала Наташа и стала с детьми жить-поживать и добра наживать. Из добра были замечены новая Аudi и ремонт квартиры у модного дизайнера. Наташа выгодно вложила деньги, открыла сеть медицинских клиник. Конечно, и тут ухажер помог. Правда, вскоре его посадили, поговаривали не одну старушку он на тот свет отправил ради дорогой недвижимости, но Наташа уже прочно стояла на ногах и сбросила ухажера, как баллистическая ракета ненужную ступень. Вот только с детьми ей не повезло — сына не успевала отмазывать от тюрьмы, дочку лечить от наркозависимости, видать детки в папашу пошли.

Как-то Наташа и Маша случайно встретились в библиотеке. Маша пришла новую книжку взять, а Наташа хотела приватизировать здание. Вспомнили молодость и общих друзей.

— А помнишь Ахмеда-пончика, все замуж меня звал, а я ему «катись колобок в своей Дагестан». Миллионер сейчас, в Испании живет… — ностальгировала Маша.

— Да уж не знаешь, где найдешь, а где потеряешь… — затягивалась поглубже сигареткой Наташа.

— Ну а как свекровь твоя? С детьми хоть видеться дает?

Наташа тяжело вздохнула.

— Не надо было мне ей детей отдавать. Не могут они мне простить этого…

Две женщины сидели в читальном зале и смотрели в одно окно. Молчали каждая о своем и каждая была несчастна по своему. А со стен на них смотрели всякие писатели. И Булгаков тоже. Какой-то особенно испуганно-растерянный.

Алла Бала

Загрузка...
Загрузка...