Как-то мы с подругой, будучи в Японии, поели суши в очень дорогом ресторане, выпили бутылочку сакэ и денег на отель стало вдруг не хватать. Ничего, погуляем по ночному Токио, с утра все равно самолет, там и выспимся. Mы вышли на улицу, где гуляло в столь поздний час особенно много людей и стали ходить туда-сюда. Дело было осенью, я поняла, что коченею, подруга захотела писать, а японские мужчины стали активно делать нам непристойные предложения. Mы запаниковали. На всякий случай у меня был телефон Асуки сан — в прошлом выпускницы училища имени Вагановой, а после выхода на пенсию, гида для русских туристов. Но на часах пол второго ночи, неудобно, как сохранить лицо?

— Ищете недорогой хостел? А где вы находитесь? — спросила Асука сан. — Это ночной квартал, уходите оттуда… Или нет… это даже хорошо! Ищите Отель любви, их там много. Сердечко на вывеске.

— Что такое ночной квартал? — не поняла моя подруга Зинаида Станиславовна. Она была женщина серьезная, кандидат наук из Новосибирска, присланная в Японию изучать опыт выращивания петрушки в теплицах на горизонтальных грядках.

— Ночной квартал — это типа квартал красных фонарей, — пояснила я подруге. — А отель любви — это дом свиданий.

Зинаида Станиславовна вскрикнула, присела, схватилась одной рукой за сердце, другой за правую ягодицу и стала гоготать на весь Токио. Вообще она и в трезвом виде вызывала особый интерес у японцев. Рост метр восемьдесят, высокие каблуки, большая копна волос, испорченных пергидролем, ну и вес за центнер. Местные смотрели на Зина сан уважительно, с трепетом, как смотрели бы на Гадзилу, выходящую из Японского моря.

— Асука сан, а ничего, что мы две девочки под сорок? Вы думаете нас пустят в дом любви переночевать?

— У нас к лесби благосклонно относятся. Я сейчас приеду.

Отелей любви или по-японски «Рабу хотэру» в стране тысячи, они в каждом захолустном городке. Стоят дешевле хостелов раза в два и в несколько раз дешевле хорошей гостиницы. Пользуются большим спросом у японцев. Дело в то, что квартирки в стране микроскопические, живут там несколько поколений, стены картонные и заняться сексом, не потеряв лицо, проблематично, вот и придумали для людей такие дома свиданий. История идет еще со знаменитых чайных домов. Mожно на час в обеденный перерыв заскочить, можно на всю ночь.

— Я тут и сама много раз бывала с мужем — призналась Асука сан. — И не с мужем тоже. Тут обычно все так устроено, что вас кассир даже не видит, а второй человек может вообще с другого входа зайти. Конфиденциальность превыше всего.

— А я с моим будущим мужем все по подворотням тискалась, не было у нас в молодости таких отелей, — вздохнула Зина сан. — Зато сейчас в каждом селе сдаются хаты с почасовой оплатой.

Номер был уютный, с мраморной ванной и чистым постельным бельем. Но Зинаида Станиславовна упрямо морщила носик и отказывалась ложиться со мной на широкую двуспальную кровать, и, уж тем более, не желала пользоваться ванной. В конце концов природа взяла свое и в туалете заиграла музыка.

— Нет, я балдею от этих японцев, — выйдя из санузла, молвила Зинаида Станиславовна. — Пукнуть в присутствии незнакомых людей у них в порядке вещей, зато заходишь в туалет и, чтобы никакие непотребные звуки не были слышны, музыка включается!

— Да, сохранить лицо, это тебе не петрушку выращивать.

— Но в кровать я все равно не лягу, в кресле буду спать.

Кресло было оригинальное, с разными подлокотниками для занятия сексом в разных позах. Я, конечно, сфотографировала подругу на мобильник на добрую память. Зинаида Станиславовна опять загоготала на весь Токио и кинулась ко мне вырывать телефон. Завязалась борьба и в туалете опять заиграла музыка.

Розалия Приходько-Бернар

Загрузка...
Загрузка...